Места отдыха, заведения Омска полный каталог мест города


реутов сказка баня

2017-09-26 14:46 Самый полный каталог мест отдыха и заведений в Омске с подробным описанием, адресом




Какая бы неприятная ситуация ни наступила, всегда найдется кто-то, кто ее предсказывал.


"Попозже" это отсроченное "нет".






Все женщины лишь об одном мечтают, Ведь главное - всего лишь захотеть! И что бы им такое сделать, Чтоб ничего не делать и худеть.


Проблемы Есть у меня приятель, дядечка уже в годах, в прошлом - боевой офицер с засекреченной на годы биографией. Полковник, кажется, в отставке. Сегодня - успешный топ-менеджер в одной башкирской конторе. Как-то сидим за чаем в ресторане, он вспомнил за разговором историю. Рассказывает. Делюсь. - Встретились мы как-то с ребятами недавно. Все бывшие сослуживцы, но в девяностые разбросало всех по миру. Тогда многие ребята себе места не могли найти. Честь – честью, а взрослому организму, а некоторым организмам с детьми - кушать надо не только витамины. Мясо иногда хочется. Ага. Вот тогда кто - куда, кто в бизнес, кто – в рэкет, а кто и вовсе – в загранку, в ЯМАС, ЛОТАР Эйлат там, кто – во французский иностранный легион. А собрались, вот наших пара пацанов из Балашихи, я и он. Он - это Вова. Прикатил в гости после того самого иностранного легиона. Загорелый, двухметровый балбес с голубыми глазами – гроза не только опасных террористов и пиратов, но и безобидных женщин. А надо заметить, что Вова – высокоморальный и чисто духовный мужик – не женат-то потому, что ему бросать женщину – непростительный грех. А бросать, уезжая в дальние дали, придется – он это знал, и, впрочем, не заморачивал ни себя, ни их. Наверное, это было логично: я точно знаю, что таскало его по миру нехило, смерть видел в реальных столкновениях почти на всех континентах. Вова - из тех, кто по дороге ходит только по асфальту, опасаясь мин в грязи, в кусты без крайней необходимости не заходит, вечером на окна вешает маскировку, а воду бережет как золотую – по пескам набегался в свое время. Типичный такой боевой офицер с уже заметными по башке сдвигами, приобретенными на войне. Вот. Выпили мы в ресторане, посидели, и поехали в ночной клуб. Не хотел никто, но Вова вспомнил молодость, уговорил – хотелось ему мирной жизни наглотаться. Там еще наддали, и часа в два ночи поехали домой ко мне все вместе. Вова – в обнимку с какой-то красоткой, которая с вожделением смотрела на его мускулы и загорелую кожу, называла его «Котик» и «Зайка». Двухметровому зайке это нравилось. Он декламировал ей стихи на французском, чем полностью и окончательно захватил противника на его же стороне. Выяснилось, что она студентка то ли третьего, то ли пятого курса какого-то вуза. Выпили, разбрелись по комнатам. Мы – спать, а Вова - [вырезано цензурой – Р.] экзаменовать свою студентку. В четыре утра сушняк выдавил меня на кухню в поисках стакана с водой, и там я увидел сидящего в темноте в одних трусах и курящего в потолок Вову. На нем не было лица. Я понял, что что-то не так со студенткой. Спросил, все ли в порядке? Он отвечает, глядя перед собой отрешенно. - Вот, прикинь. Я, значит, пятнадцать лет - по пескам с винтовкой, по горам с пулеметом, в снегах - с автоматом, в небе, воде и под землей. Ранений – пять, два из них - тяжелых, контузий не считал. А сейчас я сижу и не понимаю, может, и правда я жизни не видел и не понимаю? Я ее обидел, она ревет уже час. Я – бесчувственное чмо. В самую душу плюнул человеку, у которого тяжелая жизненная ситуация… - Что случилось, Вова? - Знаешь, она мне открылась, а я, тварь, расхохотался над проблемой… - Да как? Расскажи подробней! Вова, чуть не плача: - У нее завтра экзамен по зарубежной литературе, а она – не готова! Сказав это, Вова вздохнул отрывисто, затушил сигарету и ушел к студентке. Успокаивать дальше.